Суд над Виктором Назаровым по делу о сбитом Ил-76 продолжается

Суд над Виктором Назаровым по делу о сбитом Ил-76 продолжается В Павлограде Днепропетровской области идет суд по делу о сбитом террористами самолете Ил-76 украинских военных.
На скамье подсудимых - генерал-майор Виктор Назаров, на момент трагедии - начальник штаба АТО. Его обвиняют в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 425 УК Украины (халатное отношении к службе, совершенное в боевой обстановке, что привело к тяжким последствиям). 14 июня 2014 года при заходе на посадку в аэропорт Луганска террористами из ПЗРК был сбит Ил- 76, на борту которого находились 49 украинских военнослужащих (40 десантников 25-й аэромобильной бригады и 9 членов экипажа). 25 ноября 2014 года генерал-майор Виктор Назаров был арестован. Обвинение потребовало для Назарова 8 лет заключения и компенсацию материального ущерба государству из-за сбитого самолета - 28,7 миллиона грн. Адвокат потерпевших, родственников погибших украинских военнослужащих, Виталий Погосян потребовал, чтобы обвиняемый компенсировал моральный ущерб родственникам - по 500 000 гривен каждой семье. Сам Назаров отрицает свою вину и заявляет, что в материалах следствия немало противоречий и отсутствуют доказательства против него.
Суд над Виктором Назаровым по делу о сбитом Ил-76 продолжается Свое мнение об этой жуткой катастрофе высказал военный эксперт, штурман Дмитрий Ложешник.
Справка: полковник Ложешник Дмитрий Игоревич, летчик – штурман. Проходил службу в военно-транспортной авиации на различных офицерских должностях, выполнял задачи в ограниченном контингенте советских войск в ДРА. Общий налет на самолетах АН-26, Ан-12, Ил-76 - 3700 часов, из них боевых - 1112 часов (783 боевых вылета). Добровольно вступил в ряды ВСУ во время 6-й волны мобилизации.
«Я думаю, что сыграла свою роль и усталость экипажа, так как в ночных условиях выполнение полетов всегда считается сложным. Да, заход на посадку выполнялся в простых метеорологических условиях, но в ночное время. Может, сыграло роль и то, что до этого наши летчики мало тренировались – из-за нехватки топлива, денег… Это могло сказаться. Кроме того, при постановке задачи командиром бригады было четко определено: заход на посадку и выполнение полета – в полном радиомолчании», - комментирует суд Дмитрий Ложешник, - «Заход – без включенных фар и проблесковых огней. А если посмотреть на материалы дела и на кадры, которые были приложены. Четко видно, что посадочные фары и проблесковые огни Ил-76 были включены. Если бы экипаж заходил на посадку, как было определено во время постановки задачи – с максимальным градиентом, по укороченной схеме (самолет выводится на расстоянии от посадочной полосы на расстоянии 2-2,5 км) - в этом случае коэффициент поражения самолета уменьшается до 0,3. И самолет остался бы цел, и экипаж - жив. А при заходе на посадку с 12 километров… В этом случае коэффициент поражения составляет 0,8-0,9, потому случилось то, что случилось. Возможно, у экипажа был большой перерыв, возможно не хватило опыта полетов в боевых условиях… Я соболезную – и по поводу гибели пилотов, и десантников. Я не судья, я не могу судить. Но, как военный, считаю, что генерал Назаров не мог предотвратить ту катастрофу, так как в первую очередь опытность экипажа определяет не начальник штаба АТО, а командир части или замкомандира части по летной подготовке». Суд над Виктором Назаровым по делу о сбитом Ил-76 продолжается
Напоминаем: очередное заседание суда по делу Назарова состоится 14 марта 2017 г.
Добавить комментарий