Евгения Альбац: «У Путина в Сирии появилась кличка «мясник Алеппо».

Евгения Альбац: «У Путина в Сирии появилась кличка «мясник Алеппо».
Отрывки из интервью главного редактора журнала «The New Times» Евгении Альбац.
Крушение ТУ-154
Самое важное, что погибли люди. Там были люди, которых мы с вами хорошо знаем. И я всё время думаю про Доктора Лизу. Плохо укладывается в голове и даже похоронить невозможно, понимаете? Очень жаль тех, кто погиб и их детей. Там у девочки балетной из ансамбля Моисеева двое детей осталось. Это какое-то ужасное горе, которое еще долго будет изживаться.
Что касается того, что произошло с самолетом, то любая из предложенных версий чудовищна. Если это теракт, как многие подозревают, то, я думаю, что, скорее всего, мы ничего про это не узнаем, потому что расследование ведет Министерство обороны по поводу катастрофы, которая произошла с самолетом МО. Мы с вами хорошо помним историю с подводной лодкой «Курск». Почему скрывали и почему не пустили туда норвежцев-спасателей? Потому что там были новейшие ракеты, которые, собственно, испытывали. И в результате взрыва ракеты произошла та катастрофа, которая произошла. Может такой быть вариант с этим самолетом. И опять же, мы ничего не узнаем.
Другая версия о некачественном топливе. Вот, у вас в голове это укладывается? При тех триллионах, которые тратятся на Министерство обороны, на перевооружение армии. Некачественное топливо для военно-транспортного самолета, который летит в зону боевых действий. Это же обалдеть можно! Что-то случилось с самим самолетом? В журнале «The New Times», я помню, в 2008-м, в 2009-м, в 2007-м бесконечно писали об этих катастрофах Ту-154. При Медведеве Ту-154 был запрещен для полетов. Путин разрешил его для полетов. Значит, ты себя спрашиваешь: «А почему надо было отправлять, опять же, в зону боевых действий самолет, который не надежен? Там 30 или 40 было катастроф с Ту-154. Один из самых часто падающих самолетов в Российской Федерации».
Если говорить об ошибке пилотов, то я сама занималась расследованием крушения Як-42, на борту которого летела команда «Локомотив». У пилота было колоссальное количество часов налета на Як-40, а на Як-42 очень мало. Вот, люди из-за этого погибли. Так, что, история эта очень тяжелая.
А какая вакханалия началась на пропагандистских каналах, когда посты в Facebook начинают комментировать официальные лица, когда начинают собирать подписи за отзыв гражданства у одного из тех, кто… И у одного, и у второго, кто писал в Facebook. Это же просто 37-й год! В чистом виде! Понимаете? Я ждала, когда начнут орать уже «Враги! Враги!» Но реакция на это последовавшая – это кошмар. Это говорит о том, что у нас совершенно дисперсное общество, у нас нет никакого «монолита». Это всё атомизированное общество, гоббсианский мир, в котором каждый находится в состоянии войны с каждым.
Война в Сирии
Нужно задать вопрос Верховному главнокомандующему и президенту страны: «Зачем мы влезли в межрелигиозную мусульманскую войну? Зачем мы встали между шиитами и суннитами? Что там, в этой Сирии?».
Когда при Брежневе влезли в Афганистан, это была прокси-война между Советским Союзом и США. За этим стояла хоть какая-то идеология. А что сейчас? Ради чего мы туда влезли? Мы уже потеряли самолет над Синаем. Потеряли его ровно потому, что в суннитском Египте в аэропорту кто-то из террористов нам отомстил. Мы потеряли посла России в Турции Карлова, потому, что по всем каналам арабского телевидения – и Аль-Джазира, и CNN на арабском языке, и Би-Би-Си показывали кадры ковровых бомбардировок в Алеппо. Там это же они видели! Они помнят, как убивали их детей в Алеппо! Эти люди смотрели и говорили: «Все это делает Путин». У Путина там появилась кличка «мясник Алеппо». Вопрос, который нормальное общество обязано задать Верховному главнокомандующему: «Что мы там делаем? Ради чего?». Надо понимать, что этот самолет Ту-154 – не последний. Будут еще, будут взрывать! К сожалению, мы имеем дело с фанатиками. Мы же уже это проходили с Чечней, проходили с Дагестаном. Тогда что мы там, в Сирии, продолжаем делать? Что нас понесло теперь в Ливию, которая вообще не государство, а поле, где друг другу рубят головы бандиты?
Евгения Альбац: «У Путина в Сирии появилась кличка «мясник Алеппо».События на Украине
В Москве районный суд взял и принял решение по событиям на Украине в 2014 году, объявив это государственным переворотом. Это - клоунада. Клоунада абсолютная над судебным производством. С какого «бодуна» районный суд в Москве решает вопрос, который касается только народа Украины?
Избрание Трампа
Что стало важнейшим событием 2016 года? Избрание Трампа президентом. Избрание Трампа вместе с Брекситом символизирует собой конец либеральной эпохи, которая началась в 1974 году революцией в Португалии, продолжилась бархатными революциями Восточной Европы, распадом Советского Союза, либерализацией Восточной Европы, Южной Европы, Центральной Европы, принятием целого ряда пакетов законодательства, связанных просто с либерализацией, целого ряда законов в отношении геев и других людей.
Это важнейшее совершенно достижение цивилизации. Но эта эпоха, увы, закончилась – мы вошли в популистскую волну. В эту волну Европа входила в 1917 году, которая закончилась мировой катастрофой. Входила в эту волну в 30-х, которая тоже закончилась мировой катастрофой. Это уже становится более антагонистический мир. Вся идея Евросоюза заключалась в том, что европейцы понимали - Третьей мировой войны Европа не переживет. Поэтому всем был необходим «общий дом». Если вы живете рядом, если у вас нету границ, если у вас общие деньги, у вас дети учатся здесь, вы живете там в Германии, а дети учатся в Дании, дети у вас переженились, то вам значительно труднее стрелять друг в друга. В этом, собственно, важнейшая идея Евросоюза, чтобы уменьшить риски, которые могут привести к тому, что народы начинают друг в друга стрелять. Да? Найти мирную площадку для переговоров.
Совершены чудовищные ошибки при создании Евросоюза. И всё равно это то, что обеспечивало мир Европе на протяжении 70 лет. Это - величайшее достижение. Однако, если во Франции президентом будет избрана Марин Ле Пен, то страна сразу выйдет из Евросоюза. За ней выйдет Великобритания (Брексит, референдум произошел), то это значит, что Евросоюз перестал существовать. Де-факто, границы уже восстановлены. Если у вас российский паспорт, и вы из Испании решили прилететь на конференцию во Франции, то вас тут же развернут. Шенген де-юре существует, а де-факто - какие-то страны продолжают его исполнять, какие-то нет. Чудовищной ошибкой Ангелы Меркель было заявить о том, что Германия и Европа просто обязаны принять миллионы беженцев. Это результат той вины немцев за Вторую мировую войну, за то, что практически в каждой стране Европы они приходили и стреляли. Сейчас это создало колоссальную проблему двойного свойства. С одной стороны, в Европе образовалось большое количество людей, которые воспитаны на других ценностях, чем европейские. А с другой стороны, рост правого популизма. И впереди у нас выборы в Голландии, где сильные правые настроения. В Австрии еле-еле удалось избежать прихода в качестве президента человека правого политического спектра. В Италии - поражение Ренци во время референдума.
Том Грэм, который когда-то работал в посольстве США, возглавлял Политический отдел, трудился при Буше в Совете безопасности США, в интервью одному из западных изданий сказал такую вещь: «У Путина есть досье на Трампа. И что проблема заключается в том, что США никогда не знают, когда Путин может выложить это досье».
У нас в журнале мы делали серию интервью по прогнозам на 2017-й год, и профессор Гарвардского университета Тимоти Колтон говорит о том, что главная переменная сейчас – это неопределенность. Мы не понимаем – что ждать от Трампа, что ждать от Путина? Договорятся, не договорятся? С одной стороны в кабинете у Трампа особенно революционеров нет, люди богатые, они не захотят никаких особых революций. С другой стороны, Трамп периодически делает заявления по поводу ядерного оружия США. Мы входим в очень трудный период. Для тех, кто занимается политическими науками, очень трудно что-либо предсказывать. Мы имеем дело и в США, и в России с лидерами, которые понимают только, так сказать, «zero sum game», да? То есть я выиграл, ты проиграл. Они не способны договариваться. Мне кажется, что Путин еще сам не решил, пытается понять, как быть.
Кто будет после Путина?
Мы-то с вами знаем, что президентом должен быть Алексей Навальный (смеется). Страной все время управлял Путин. Он, конечно, был номер один. Медведев был номером два. Но мы же отлично понимаем, что Медведев и Путин – это один и тот же режим. Я думаю, что должен прийти другой человек, совсем другая элита возьмет власть, или мы скатимся в сторону жесткой диктатуры.
Добавить комментарий